Виктор Мохов, 3,5 года удерживающий в бункере двух пленниц: Я их любил, разве я мог убить таких лапочек?

В мае 2021 года на свободу выйдет человек, которого вся страна узнала под именем «скопинский маньяк». В маленьком райцентре Рязанской области, где он родился, работает одно из лучших гончарных производств в России, но прославился он, к сожалению, вовсе не работами своих мастеров. 4 мая 2004 года из бетонного бункера, оборудованного под гаражом во дворе дома слесаря Виктора Мохова, оперативная группа освободила двух девушек. Обе они были бледны, напуганы и, казалось, настолько свыклись со своей участью, что даже не смогли по-настоящему обрадоваться спасению. 17-летняя Лена Самохина и 14-летняя Катя Мартынова исчезли, когда возвращались домой с городского праздника. 3 года, 7 месяцев, 4 суток и 15 часов они прожили в роли секс-рабынь у своего похитителя. За это время Лена родила двоих мальчиков, а в момент освобождения была беременна третьим ребенком. Дальнейшая судьба пленниц могла быть весьма плачевной, если бы они не смогли передать записку в милицию через студентку, снимавшую комнату в доме Мохова.

Скопинского маньяка осудили на семнадцать лет. Для жертв и их близких срок показался ничтожно малым, а сам Мохов был удивлен суровостью наказания человеку, который никого не убил. Раздавая интервью журналистам федеральных и зарубежных телеканалов, он охотно делился деталями своего преступления и даже рисовал чертежи бункера. От улыбки этого благодушного с виду мужчины в жилах стыла кровь.

Кто этот человек, который несколько лет, не вызывая подозрений даже у собственной матери, держал в плену двух девочек? Есть ли в нем еще что-то живое и человеческое? Чем он жил все эти годы – верой, раскаянием, воспоминаниями? И, главное, чем собирается заняться, выйдя на свободу? Организовать официальное интервью с Моховым, пока он на зоне, проблематично – с одной стороны, он боится, что визит репортеров в тюрьму создаст ему проблемы с другими заключенными, с другой — не хочет остаться в дураках, надеясь подороже продать свою историю в ток-шоу центральных каналов. Но связаться с ним нам все-таки удалось.

В колонии запрещены мобильные телефоны, однако, как видно, это совершенно не мешает заключенным выходить на связь по два-три раза в день. Разумеется, инкогнито, с фейковых аккаунтов в соцсетях. Именно так Виктор Мохов консультировал датского писателя Карстена Графа, когда тот взялся за книгу о судьбах Лены и Кати. Я попросила передать Виктору Васильевичу, что хочу поговорить с ним, и через пару дней мне в соцсетях написал мужчина. На аватарке было незнакомое лицо, а указанным на странице местом рождения значился Брянск. Ничего общего с Виктором Моховым у этого человека не было. И все это очень походило на розыгрыш.

— Журналисты сделали из меня монстра. Но к вам это не относится, — написал мне незнакомец и поблагодарил за то, что по-доброму отнеслась к его матери (в 2014 году, когда прошел слух о смерти Мохова, я ездила к ней в Скопин, чтобы проверить информацию).

После нескольких цитат из его письма домой, того самого, что Алиса Валентиновна показала в мой приезд, я поняла, что все это не игра и под чужим именем действительно скрывается Виктор Мохов. Переписку мы вели почти месяц, и в течение этого времени у меня ни разу не возникло сомнений, кто отвечает на мои вопросы.

О СЕБЕ: «Я ДЕВУШЕК НЕ ИЗБИВАЛ, У НАС БЫЛИ ВЕЖЛИВЫЕ ОБЩЕНИЯ»

 — Я – добрый, порядочный дедушка, никого не съел и не собираюсь этого делать.

Везде пишут маньяк, изверг извращенец, а Катя в книге пишет, что нет, не извращенец. Им выгодно было сгущать краски, жалеют все. Ментам тоже выгодно, какого зверюгу-маньяка отловили, награды получили. Маньяк — слово французское, переводится как «любит», не в смысле любви, а что-то делать, убивать, насиловать и убить, одним словом хобби. Маньяк в моем понимании изверг человек, который психически болен, одержим какой-то манией. Когда говорят «маньяк кого-то поймал», то представляют, что встретил девушку в темном переулке, избил до полусмерти, сорвал с чуть живого тела окровавленную одежду, в яростной злобе совершил половой акт, может еще прирезать жертву, чтоб не выдала. Через небольшой промежуток времени с другой девушкой совершил подобное, затем с третьей, четвертой и далее пока не поймают, да, ему это нравится, он этим одержим. Народ таким представляет маньяков. Я признан психически здоровым. Я девушек не избивал, у нас были хорошие, вежливые общения, но секс, конечно, против воли. Я не совсем вписываюсь в данный образ, вот чтоб соответствовал, приписывают постоянные жестокие избиения, постоянную травлю газом, постоянный извращенный секс.

Когда ехал по этапу, старший по хате сказал: «Он не маньяк, это менты его таким выставили». Я с ним согласен и не считаю себя маньяком. Девушек использовал как подневольных жен, Катю любил.

 

ОБ УВЛЕЧЕНИЯХ: «СЕЙЧАС ДЕВУШКИ ПОЛУГОЛЫЕ ТАНЦУЮТ И ПОЮТ ПРИКОЛЬНО»

— Люблю Высоцкого, еще Анжелику Варум, голос у нее ангельский, нежный. Люблю ритмичную эстраду, сейчас девушки полуголые танцуют и поют прикольно.

Книги редко очень читаю. За все эти годы не более трех. В детстве читал Дюма, Джека Лондона, фантастику, сейчас все надоело, в книгах одно и то же. У меня нет желания на прочтение чужих мыслей, ведь авторы выдумывают книги из своей головы, надо жить реальной жизнью.

 

О СЕМЬЕ: «ХОРОШО, ЧТО ХОТЬ МАТЬ НЕ ОТКАЗАЛАСЬ ОТ МЕНЯ»

— Родные есть, но все меня бросили, неприемлемо для них такой родственник.

Мать о девочках не знала. Она меня с Катей несколько раз видела, гуляли по саду, как-то в дом Катю приводил. Мать спрашивала, что за девушка, говорил, моя знакомая, она верила. В гараж мать не ходила, в подвальчик тем более. Не знала, что там две девушки томятся. Когда их менты вывели наружу, для нее было полной неожиданностью. Не знаю, как только ее инфаркт или инсульт не хватил. Она не ожидала такого. Хорошо, что хоть не отказалась от меня. Мать после ареста видел всего 5 минут, в окружении 6 ментов, такое свидание дали. Она сидела вся в слезах, рыдала и только повторяла: «Виктор что же ты наделал». В письмах писала, что срок большой дадут и не дождется меня, я успокаивал как мог, обещал хорошо вести, чтоб раньше освободили. Да, тяжело ей без меня было. Она боялась, одной страшновато в доме. Угрозы ей были из-за меня. Молодые парни ей угрожали, подробности не знаю. Первое время угрозы были, потом отстали. Квартирант Борис к ней в доверие влез, деньги выманивал.

Больше мать не видел, только переписка. Она в возрасте 80 лет не могла ехать за 1000 км. Мать с трудом передвигалась, потом вовсе слегла. Умерла 26 октября 14 г. в возрасте 86 лет 10 месяцев.

 

О ЖЕНСКОМ ИДЕАЛЕ: «МНЕ НРАВЯТСЯ ОТЧАЯННЫЕ ДЕВУШКИ, НО НЕ СТЕРВЫ»

 — Мне нравятся отчаянные девушки, но не стервы. Веселые, с задором, не авантюристки. Мне нравятся все типы женщин, худышки, полные, любой национальности, хоть негритянки. Чтоб не особо страшненькая. Главное, чтоб человек был хороший. В семейных отношениях равноправие и взаимное уважение. Я много за красавицами гонялся. Один мой знакомый на пикнике еще в 85-м году сказал мне: «Виктор, надо рубить сук по себе». Очень жалею, что не послушал его, многих хороших девушек упустил. Сейчас никакого идеала нет. Я здесь одних мужчин вижу 16 лет, не до женщин, да и возраст — пора о другом мире думать.

 

О БУНКЕРЕ: «МОЙ ПОДВАЛЬЧИК – ЭТО ОБЫЧНЫЙ ПОГРЕБОК»

 — Подвальчик под хранение овощей и фруктов строил, потом под комнатку переоборудовал, прохладно там было, уютно. Я там сам отдыхал, летом хорошо прохладно. Засов только на одной двери. Чертеж бункера, там ничего сложного, это не самолет. У меня по черчению пятерка была. Большое помещение, затем маленькое, Катя назвала предбанником и надстройка с выходом. От пола до потолка — 2,4 м плюс сверху 2 м получается 4,5 до 4,7 м. Вы женщина, никаким строительством не занимались, и в вашем представлении мой подвальчик что-то сложное. Если будет желание, приедете, откачаем воду и убедитесь, что это обычный погребок. Зачем кого-то держать? У меня было много знакомых девушек, было с кем переспать.

 О ПЛЕННИЦАХ: «РАЗВЕ Я МОГ УБИТЬ ТАКИХ ЛАПОЧЕК?»

 — Лена была отчаянной девушкой, Катя напротив боязливая, спокойная. Сейчас все наоборот. Катя, как всем известно, была моей любимицей. Умная красивая, рукодельница, мастерица. Счел бы за счастье иметь такую жену. Лена вредная, постоянно с ней ругались, но она прямолинейная, открытая, никогда не льстила и, в отличие от Кати, смелая и прямолинейная, для семейной жизни она лучше подходит. Лена более открытая, с ней легче ужиться. Катя — тихоня, а в тихом омуте все черти водятся. От нее можно всякий подвох ожидать.

Да, Катя умница, но в показаниях нагородили лишнего: постоянно жестоко избивал постоянно насиловал в извращенной форме, снотворного подсыпал. Лена писала, постоянно жестоко избивал, руками, ногами наносил удары вилкой. Девушек сразу осмотрели врачи, следов побоев не имелось, ни свежих, ни застарелых

Я очень страдал морально, видя, как им тяжело. У меня бы рука не поднялась убить, это не каждый может, это в фильмах все просто. Я согласен, убить не каждый может, для меня даже избить девушку — дикость. Девушки были моими подневольными женами, я их любил, особо Катю, разве я мог убить таких лапочек. Меня Лена часто спрашивала, когда отпущу. Я отвечал: «Не тереби мне душу, рано или поздно сами сбежит». Так и вышло, накаркал. Я собирался их отпустить, но боялся сурового наказания. По этим статьям большие сроки дают, а на зоне в петухи загоняют. Поэтому и боялся, если б сроки большие не лепили, точно отпустил бы.

По поводу третьей девушки — это шутка, я двоих с трудом обеспечивал (в смысле секса).

В письме 2 года назад поругал Катю вежливо. Катя умница учла мои замечания. Пишет в интернете: продукты покупал в достатке, сколько они заказывали. Холодильника не было, тушенку покупал, даже один раз курочку. Книг и журналов много приносил. Она прочитала много классики, Булгакова, Солженицына и другие. Лене покупал учебники английского языка. За курочку не помню (рыбу красную покупал), но вот классику никогда не читал, не люблю этот жанр. Понятия не имею, что Булгаков писал. Катя стала немного хвалить меня и фантазировать в лучшую сторону.

Катя написала книжку, где выставила меня извергом и монстром. Я ей после этого написал два письма. Умолял простить его за причиненные девушкам страдания. Катя письма порвала, не сочла нужным ответить. Я предложил Кате согласовать совместное участие на телешоу. Не надо было первому проявлять инициативу. Это моя ошибка. Катя считает, раз у меня в этом заинтересованность, значит, преследую свою выгоду. Она не понимает, что после всего ими пережитого по моей вине, я не хочу и вообще не имею морального права поливать их грязью и компрометировать. К сожалению, у меня нет возможности объяснить ей это.

Кате боится моего освобождения, что раскрою отдельные факты. Катя мне смерти желает, даже жутко становится. Девочкам нет оснований боятся старенького немощного деда. Не могут молодые, полные сил бояться старого деда, это смешно. Катя не боится, специально жути нагоняет, чтоб внимание к себе привлечь, напомнить о себе, память у всех освежить. У нее много заступников, нет оснований меня боятся, Катя выступает на телешоу и ей надо привлечь к себе внимание, мол, до смерти боюсь этого монстра. Кате, вероятно, деньги очень нужны, во всех телешоу участвует. Лена не такой человек, ей не приятно вызывать к себе жалость. Кате выгодно, чтоб все жалели. Это ее козырная карта. Жалеют, помогают, а так кому она нужна. Лена, наверное, не выдумывает такую глупость. Другим бывает очень тяжело, они не жалуются, считают это низким для себя.

 

О ПОДБРОШЕННЫХ ДЕТЯХ: «ОСОБЫХ ОТЦОВСКИХ ЧУВСТВ НЕ ИСПЫТЫВАЛ»

 — Детей как можно было оставить, документы на них где взять? Я детей не нянчил, раза два на руках держал, особых отцовских чувств не испытывал. Второму мальчику в записке указал имя, которое девушки дали, дни рождения указывал. Я детей не рожал, а Лена родила и отказалась от них. Для Лены они насильные дети, но все равно ее кровиночка, как обычно женщины в фильмах говорят. Лена страдала, дети в её утробе, а затем в бункере страдали вместе с ней. Я уверен, что, Катя, если б родила детей в таких условиях, не отказалась бы от них. Она добрая девушка и не смогла бы отдать их неизвестно в чьи руки. Она бы сразу побежала в дом малютки, рыдала и кричала: «Отдайте моих мальчиков». Прошло 16 лет, а у Лены больше нет детей. Это ее Бог наказал. От двух мальчиков отказалась. Третья была девочка. Она уговорила медсестру сделать укол препарата, ускоряющего роды. Девочка родилась с недоразвитыми легкими и через сутки умерла. Как говорится, Бог все видит, поэтому детей у Лены больше не будет.

Они хоть и не со мной, но мои биологические дети, и внуки будут. К сожалению, никогда их не увижу, но главное, что они есть.

 

О ПОХИЩЕНИИ: «ПО СОГЛАСИЮ ОНИ ЕХАЛИ, НЕ БЫЛО ПОХИЩЕНИЯ»

 — В интернете в Катином рассказе есть интересный факт: до Лены дошел слух, что во всем случившемся Катя обвиняет ее, поэтому они поругались. Было вот как. Когда мы пригласили девок поехать с нами продолжить выпивку, Лена согласилась, а Катя не хотела, говорила, что уже поздно и мамка будет ругать. Лена стала уговаривать: поедем, погуляем на халяву, а матери скажешь, что у меня заночевала. В своих показаниях то ли сами придумали, то ли менты подсказали, что, мол, снотворное им подсыпали. Они выпили, отрубились, и мы их увезли против воли. Очнулись только у меня перед воротами во двор. По согласию они ехали, не было похищения. Катя поддалась на уговоры Лены и считает виноватой во всем случившемся. Снотворного не было, они не спали. Всю дорогу оживленно беседовали. Лена говорила, что, когда машина покатилась и врезалась в дерево, она хотела дернуть ручку ручного тормоза, но с заднего сидения не дотянулась. Ей что, это во сне приснилось? Они к нам поехали по согласию. Я из машины вышел на минутку, на тормоз не поставил, не заметил, что дорога с небольшим уклоном, назад вернулся, а она перед моим носом поехала, еле догнал перед самой аварией, так не подстроишь специально.

 

О ПРИЧИНЕ ПОХИЩЕНИЯ: «НЕ ОТПУСТИЛ, ЧТОБ НЕ ЗАЯВИЛИ»

 — Мне хотелось, чтобы меня любили, но я не нравился тем девушкам, которые нравились мне, довольно серьезная проблема — безответная любовь. В жизни моими друзьями были в основном молодые женщины, мужчины только по работе.

Мы их пригласили вместе время провести, ну и, как водится, после застолья в постель. Девушки говорили, что я лишил Катю девственности, заявят на меня. Я сказал, это неправда, не было никаких признаков. Не отпустил, чтоб не заявили.

 

О РАСКАЯНИИ: «ЗА ТАКУЮ ИЗВЕСТНОСТЬ НАДО ПЛАТИТЬ»

— Очень сожалею, но вернуть невозможно. Надо с этим жить. За такую известность надо платить.

 

О БОГЕ: «В СКАЗКУ ПРО РАЙ, АД И БОГА НЕ ВЕРЮ»

 — Мое поколение не верило в Бога, а сейчас все в рай хотят. К власти пришли буржуи, но я своих убеждений не меняю. Да, в сказку про рай, ад и Бога не верю. Раньше почти никто не верил. Что сейчас изменилось. Власть сменилась, и что, Бог появился? Путин с попами дружит. Думаете, он в Бога верит? Нет, это политика, надо чтоб люди во что-то верили, к чему-то стремились. Раньше верили в строительство коммунизма, сейчас народ склоняют к вере в Бога. Почитайте историю, церковь стояла на стороне правящего класса. Попы народу говорили: «Вам тяжело — терпите, на том свете вам воздастся». И народ терпел буржуев, в нищете жили. Сейчас все повторяется.

Я не верю в Бога, но мне всегда кажется, что нами управляют какие-то неведомые силы.

 

О КОЛОНИИ: «НИКАКИХ НАМ ПОБЛАЖЕК, ТЯЖКИЙ ТРУД ЗАДАРОМ И НИКАКОЙ БЛАГОДАРНОСТИ»

— Меня в колонии по-разному называют, кто — маньяком, кто — петухом, а то и бабушкой. Бабушкой потому, что петухи — это бабы, я старенький, получается бабушка. Петухи в зонах как рабы, выполняют грязную и тяжелую работу, зачастую без оплаты труда. Меня не били и не насиловали. К нам относятся как к прокаженным: отдельная посуда, отдельные столы, кровати стоят отдельно, с нами нельзя здороваться за руку, пить с наших стаканов. Даже посуду нашу моют отдельно. Нам нельзя дотрагиваться продуктов других осужденных (мужиков), их выбросят, а нас изобьют: дотронулся, значит, загасил продукты, ведь мы в дерьме возимся. Относятся с презрением. В нашем отряде таких четверо, по зоне — около 80. Есть двойное убийство, тройное, есть которые забили до смерти, но их маньяками не называют, напротив, уважают. Насильников презирают. Нам запрещены любые поощрения (их много), на УДО бесполезно. В отношении нас режим очень строгий, любой обидеть может. Никаких нам поблажек, тяжкий труд задаром и никакой благодарности.

Отряд у нас не рабочий, одни лодыри. Телевизор смотрим. В магазине тетради, бумагу продают пачками А4. Газеты читаю, журналы для пожилых здоровье.

Кормят кашами на воде и суп, вермишель вареная, перловка, рис иногда, ломтик рыбы или селедки, утром и вечером чай в обед кисель, ну и ломоть черного хлеба — это в день. Помню, в вашей статье написано: «Виктор просил мать положить в посылку пряников». Да, писал, если в коробке останется место, то чтоб заполнить, положи пряников. Посылки мать собирала на мои деньги. У нас в магазине продуктов полно: пряники, печенья, несколько видов конфет, сгущенка, шоколад, колбаса, всякие консервы. Цены дороже, чем на воле.

Какие здесь могут быть эмоции незабываемые. Поскорей бы забыть этот ад.

 

О ЖУРНАЛИСТАХ: «ОНИ НА МНЕ ДЕНЬГИ ЗАРАБАТЫВАЛИ, А СО МНОЙ НЕ ПОДЕЛИЛИСЬ»

 — Жалко ради общения с журналистами свои кровные тратить, ничего не получая взамен. Я пенсию получаю. Мне деньги нужны на телефон, мой допотопный. Когда меня арестовали, многим интервью давал. Они на мне деньги зарабатывали, а со мной не поделились.

 

О КНИГЕ: «КАРСТЕН В СВОЕЙ КНИГЕ ГРЯЗИ НА МЕНЯ НАЛИЛ 300 СТРАНИЦ»

 — Катина книга очень небольшого объема, художественной ценности не представляет. Вранья много. Карстен в своей книге грязи на меня налил 300 страниц. Какие факты имели место, извратил, много всяких ужасов и гадостей выдумал, иначе, говорит, читателю неинтересно будет и не купят книгу. Получается ради своей выгоды меня дерьмом обливает.

Я Карстену информацию не давал, они ее получили от Кати и от Плоткина. Только по его просьбе уточнял отдельные факты. Отдельные факты я подзабыл, а они раскопали.

 

О БУДУЩЕМ: «МНЕ НЕ НУЖНЫ ДЕНЬГИ, МНЕ НУЖНЫ БОЛЬШИЕ ДЕНЬГИ»

— Дальнейшая моя жизнь вся в тумане. Сперва займусь ремонтом дома. Квартирант Борис дом бросил, сейчас там полный разор, батареи отопления и газовый котел разморожены, водопровод тоже, крыша местами провалилась. Все небогатое имущество разграблено. Я все восстановлю своими силами, главное финансовый вопрос. Мне не нужны деньги, мне нужны большие деньги. Или много или ничего. Мне Карстен предлагал на Филиппины. Уехать советовал, чтоб не отомстил кто из Катиных почитателей.

Вот приедете в Скопин ко мне, если не передумаете, поговорим за бутылочкой хорошего вина. В один день не уложитесь, несколько приездов. Поможете огород вскопать. Надеюсь, не испугаетесь. У вас будет возможность составить обо мне свое мнение, убедиться, что я не такой, каким меня выставляют. Приедете ко мне, может, с Рустемом. Помните, раньше были тимуровцы, помогали пожилым. У вас тоже будет возможность мне помочь: огород вскопать, в доме небольшой ремонт, работы на всех хватит. Поживете у меня недельку. У меня домик старенький, ремонт, несложный. Мне особо ничего не надо, чтоб тепло было, а из мебели стол да кровать, крышу починить, чтоб вода на нос не капала. А потом статью напишите: как провела лето в гостях у маньяка.

 

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Общение с Виктором Моховым оставило у меня двойственное ощущение. Этот человек —  определенно не преступный гений с харизмой злодея, которого невозможно переиграть, нет у него и теории, как у Раскольникова, которой можно красиво объяснить свой поступок.

Рассказывая о себе, мой собеседник всячески пытался отгородиться от образа монстра, который совершил чудовищное преступление. Да, в содеянном Мохов раскаивается, вину перед девушками чувствует и при случае обещает лично попросить прощение. Но ни в одном его ответе на эту тему я не заметила ни трепета, ни волнения, ни боли. Обо всем он рассуждает буднично, спокойно, без излишней эмоциональности. Скопинский маньяк на самом деле обычный крестьянин, который никогда не знал большой любви, но всегда мечтал об отношениях с красивыми девушками. И как подобает хорошему хозяйственнику, к реализации мечты подходил основательно, с известной долей рационализма: соорудил бункер с потайным входом, сделал вентиляцию, установил внутри кровать и стол, своих пленниц кормил, иногда выводил погулять, удовлетворял их минимальные потребности, как если бы это были коровы или овцы. И хотя на взаимность рассчитывать не приходилось, он в общем-то был всем доволен: «Я любил девочек, мне было этого достаточно».

Демонизировать, мистифицировать и романтизировать действия таких людей не стоит. Как, впрочем, и недооценивать их практическое хитроумие и изворотливость – если на кону окажется свобода или жизнь, они без раздумий принесут жертву. А кто станет этой жертвой, зависит от обстоятельств.