Верила и Сомневался

Верила и Сомневался

По четвергам в старинном особняке с окнами в поросший мхом, сумрачный парк собиралось общество. Это были люди благородного происхождения с изысканным вкусом и блестящими манерами. Они носили одежду с фамильными гербами и пили прекрасное вино за добрые времена и верность традициям.

В их кругу всегда занимались только значимыми и вызывающими уважение делами: проводили ежегодные балы, устраивали большую охоту на лис, заключали сделки, выгодные для благосостояния и будущего семьи. А все, что могло обеспокоить душу тяжкими думами, было под запретом. Они Придумали свой мир, зажгли лампы и задернули шторы, как набрасывают покрывало на морду лошади, чтобы не понесла от страха и не погубила себя и седока, или на клетку с крикливыми птицами. Так и непредсказуемое небо за белой тряпкой грохотало, сияло, плакало, отпускало, хоронило, возрождало, освещало и укрывало, но никто из них этого не замечал.

Читать далее

Не смейся над тем, кто так бледен

Не смейся над тем, кто так бледен

Оставь упавшим их веру,
Подай тем, кто плачет, мечи.
Пусть первые будут отвергнуты,
Вершины пусть станут ничьи.

А мир будто молью изъеден,
Прорехи полны пустотой,
Не смейся над тем, кто так бледен.
Ведь, может, он просто святой.

«Говорим и показываем: ЭДМУНД ШКЛЯРСКИЙ». Глава «ЛЕНКЛУБ»

«Говорим и показываем: ЭДМУНД ШКЛЯРСКИЙ». Глава «ЛЕНКЛУБ»

УЧАСТНИКИ «ЛЕНКЛУБА»: ШКЛЯРСКИЙ СОБИРАЛ ПЕСНИ, КАК ИЗ КОНСТРУКТОРА

Конец 70-х – начало 80-х, Ленинград. Мест действия несколько – клуб Политехнического института, подвал общежития Кировского завода, санаторий в Стрельне, ресторан «Застолье». В роли самих себя – Евгений (Жак) Волощук, Вадим Лебонидзе, Кирилл Широков, музыканты рок-клуба.

Многие из этих людей стояли у истоков удивительной истории под названием «Пикник», и в их воспоминаниях Шклярский еще не легенда рок-сцены, маэстро Эдмунд Мечиславович, а молодой парень Эдик или даже Эдька, студент Политеха, тихо сидящий в сторонке на всех вечеринках и играющий свою странную музыку

Создатель группы «Пикник» Жак Волощук и сегодня по-прежнему связан с музыкой: он владеет прокатной звуковой компанией и периодически пересекается с группой – то с аппаратурой поможет, то с записью. Но прежних встреч и бесшабашных гулянок уже нет, все перешагнули солидный возраст и свободное от работы время посвящают семьям, обходясь редкими смс друг другу. Как нет и взаимных обид – многолетняя гастрольная жизнь накладывает свой отпечаток.

– При таком количестве концертов им бы хоть 4 дня поглядеть в знакомый потолок, а не в гостиничный, или в автобусе или поезде, – сказал мне Евгений, – не до вечеров воспоминаний о былом.

Читать далее

«Говорим и показываем: ЭДМУНД ШКЛЯРСКИЙ». Глава «Когда придет он чудеса чудить»

«Говорим и показываем: ЭДМУНД ШКЛЯРСКИЙ». Глава «Когда придет он чудеса чудить»

Самое увлекательное в керамике — это волшебство самого процесса. И конечный результат здесь предугадать почти невозможно, как и при любом взаимодействии человека со стихией. Глину не получится приструнить, она очень своевольная, с ней необходимо договариваться. Работа с материалами учит смирению, терпению, дает возможность узнать себя лучше. А сколько всего можно узнать о человеке, если понаблюдать за тем, как он творит с помощью глины…

За гончарным кругом в керамической студии «Лисий остров», что на Васильевском острове Петербурга, можно увидеть самых разных людей. Это и влюбленные пары, и дети с особенностями в развитии, и целые семьи. А после того как в стенах мастерской родился проект «Теплое искусство», ее частыми гостями стали знаменитости. Созданные ими работы впоследствии распродают на благотворительном аукционе.

В начале 2020 года на Острове побывала чета Шклярских. Отзывчивый на различные творческие предложения, Эдмунд Мечиславович с интересом отнесся к идее погончарить да еще и с такой благородной целью.

Читать далее

Огюст Ренуар: художник, который рисовал свет

Огюст Ренуар: художник, который рисовал свет

«Я считаю, что картина должна быть приятной и красивой, да красивой… В жизни и так достаточно противных вещей, чтобы мы увеличивали их число», — эти слова принадлежат одному из самых жизнерадостных и ярких художников импрессионизма. 180 лет назад в небольшом городке Лимож на юге Франции родился Пьер Огюст Ренуар. Ничто не предвещало судьбы талантливого художника шестому ребенку в бедной семье портного. Однако ребенок оказался настолько одарен от природы, что с легкостью мог выбирать – быть ли ему музыкантом или посвятить себя живописи…

На каждой картине – праздник

В каком бы музее мира вы ни встретили картины этого человека, отданные под них стены покажутся вам самыми радостными, воздушными и притягивающими внимание. Пьер Огюст Ренуар был очень светлым человеком, который по-настоящему любил жизнь, обожал своих детей и всецело отдавался творчеству. Он писал наполненные солнцем сценки монмартрской жизни, женщин, прекрасных в своей природной красоте, ловил и помещал на холст мгновения. Среди любимых тем импрессиониста были Мулен-де-ла-Галетт на Монмартре, сюжеты, подсмотренные на берегу острова Круасси, и портреты французской актрисы Жанны Самари. Ни печальных лиц, ни детских слез, в мире, который рисовал Ренуар, герои и героини живут в гармонии, они ведут беседы, улыбаются, танцуют. Читать далее

Тени не погасят солнце

Тени не погасят солнце

Я помню дорогу, иди за мной,
Это сразу направо за перекрестком,
Там, где украли деревья зимой,
Где было когда-то нам все так просто.

Мы верили, головы к небу задрав,
Что тени вовек не погасят солнце.
И вот, как лягушки, из черных колодцев
Глядим в очерченную явь.

Ты помнишь, пытались и мы с тобой
Стоять с другими спиной к океану.
Они боялись ослепнуть, лишь взглянут,
Они слепыми пришли домой.

 

Так велит толпа

Так велит толпа

Никто не спрашивает, если ответ не подразумевает вопроса,

Никто не смотрит, если в увиденном не ищет себя.

Каждый стремится к тому, что дается непросто,

Каждый хочет стать кем-то другим – так велит толпа.

 

Их легко узнать, они почти как братья похожи.

Их шаги осторожны, они ступают след в след.

Никто не просит, если назад слов забрать не может,

Никто не верит, если на завтра надежды нет.

А если внутри королевы прячется обычная пешка

А если внутри королевы прячется обычная пешка

А если внутри королевы прячется обычная пешка

И кто-то незримо водит ее послушной рукой?

И эта война, в которой ты голову сложишь,

Не более чем балаган среди искривленных зеркал,

Где в каждой маске ужас и отвага,

И маски все похожи на тебя.

Джентльмены падают во вторник

Джентльмены падают во вторник

Вы когда-нибудь слышали, чтобы чудеса случались во вторник? Кажется, такого в истории еще не бывало. После трудного понедельника люди обычно и не замечают вторник, задумчиво шагая по нему, как по зебре на знакомой улице. Вот и жители провинциального городка Попробуй еще раз не ожидали от вторника никакого подвоха и с утра занимались привычными делами.
Была поздняя осень, ветер рвал с деревьев последние разноцветные листья и залеплял ими серое зеркало городского пруда. В одиннадцать часов прогремел гром, и тучи прорезала огненная молния. А примерно в четверть двенадцатого с неба начали падать джентльмены. Все как один они были стройны, подтянуты и одеты в черное. На одних были двубортные пальто, на других — длиннополые плащи, на третьих — приталенные пиджаки. Головы украшали котелки, хомбурги и порк-паи. Не видевшие ничего похожего прежде жители так и замерли возле окон и на перекрестках улиц, наблюдая небывалое природное явление. А джентльмены мягко приземлялись на подошвы своих элегантных кожаных и замшевых ботинок, раскрывали черные зонты и расходились в разные стороны.

— Кто они? — спрашивали друг у друга изумленные картиной горожане. — Почтальоны? Торговцы чулками? Газетчики?
Но ни газет, ни чулок, ни писем джентльмены никому не предлагали. Их одинаковые, без следов щетины лица не имели даже приблизительного сходства ни с кем из городских почтальонов или продавцов. В симметричных чертах читалось благородное происхождение. А по безупречно скроенным модным нарядам легко можно было предположить к тому же приличный годовой доход. Читать далее

«Говорим и показываем: ЭДМУНД ШКЛЯРСКИЙ». Глава «Завещано ему иллюзиям служить»

«Говорим и показываем: ЭДМУНД ШКЛЯРСКИЙ». Глава «Завещано ему иллюзиям служить»

– Моя рука много где есть – в разных проектах. Некоторые вещи просто не афиширую, чтобы не брать ответственность за них, ведь может получиться не особо хорошо, – смеется Марат Корчемный. – Из того, что мы внедряем, я участвую в оформлении альбомов, в нашем присутствии в информационном поле, создании видеоинсталяций. Все происходит естественно, и трудно придать этому процессу какую-то иерархию. Если у тебя есть в любом виде какая-то идея, и ты веришь, что она достойна войти в оформление альбома или сцены, то тогда ты говоришь: «У меня стопудовая идея!» И все тебе в ответ: «Круто! Давай делать».

Еще недавно одной из любимых ипостасей Марата была роль режиссера и сценариста «пикниковских» клипов. Он всегда фонтанирует яркими идеями, и лишь плотный гастрольный график мешает ему воплотить их все в блестящие проекты.

– Например, мы снимаем в клипы, и в некоторых из них я беру на себя все функции, разве что кроме оператора: то есть придумываю сценарий, спецэффекты, занимаюсь монтажом. А в некоторых клипах мы берем какие-то мысли режиссера, какие-то мои, какие-то Эдмунда, Стасика.

Клип, в котором Марату достались все функции, кроме операторской, снимали несколько лет.

— Это было время, когда видео перестало быть дорогим и появились какие-то технические новинки, которые позволяли монтировать и снимать за достаточно небольшие деньги. Я был вдохновлен и думал, что надо экранизировать все на свете. «Недобитый романтик» стал одним из таких экспериментов. Читать далее